Восточнославянско-Западноправославная общность 0



Восточнославянско-Западноправославная общностьВосточнославянско-Западноправославная общность При непосредственном взаимодействии с периферийными, польско-литовскими, отчасти и венгерскими (Закарпатье) формами Западнохристианского мира (опосредованно — с Чехией и Германией, о чем, в частности, говорит массовое хождение пражского гроша, откуда и украинское название денег: «rpoini», и широкое заимствование в украинском языке немецких слов: «дах», «крей — да», «пензель», «маляр» и пр.) выработала оптимальный для своего времени культурный синтез собственной и западной, с середины XVI в. преимущественно барокковой, культуры. Сперва в этом процессе лидировали Вильно (Вильнюс), Полоцк, Львов и Острог, но после Брестской церковной унии 1596 г. и понижения в названных городах роли православия, в течение XVII—XVIII вв. ведущую роль стали играть Клев с его Клево-Печерской лаврой и Киево-Могилянским коллегиумом, переросшим затем в Киево — Могилянскую Академию, а также отдельные центры Левобережья, в частности, Чернигов, Переяслав и Новгород-Северский. Во второй половине XVIII в. восточнее Днепра культурное первенство переходит к Харькову. К XVI—XVII вв. относится время постепенной (в зоне Полесья — весьма условной) дифференциации западного массива православных восточных славян на староукраинский и старобелорусский народы. Определялось это как географическим фактором (огромный массив труднопроходимого в меридиональном направлении болотистого Припятского Полесья с весьма редким населением), так и политическими обстоятельствами: образованием, согласно условиям Люблинской унии 1569 г., федеративной Речи По — сполитой с переходом нынешних украинских земель (Восточная Волынь, Подолия, Среднее Поднепровье и Подесенье) под юрисдикцию королевства Польского и сохранением Великого княжества Литовского — «Литвы» — в составе территорий нынешних Литвы и Беларуси.

В новых рамках Великого княжества Литовского (немаловажно то обстоятельство, что земли нынешней Беларуси и Литвы не пострадали во время нашествия Батыя) интеграция будущего белорусского народа происходила крайне медленно, если о ней вообще приходится говорить. Социально-экономические отношения развивались на старой основе, преемственно и постепенно, а внешняя военная угроза (после разгрома тевтонских рыцарей при Грюнвальде в 1410 г. и поражения Ивана Грозного в финале Ливонской войны, завершившейся в 1582 г. Ям-Запольским миром между Речью Посполитой и Московией) отсутствовала. Внешним вызовом была, разве что, католическая экспансия и навязывание, после 1596 г., унии, но основную массу крестьянского населения это практически не затрагивало. Попыток «литовизации» предков нынешних белорусов не было, тем более что в это время литовские аристократы и шляхта массово полонизировались.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: