Страны полупериферии и периферии 0



Страны полупериферии и периферииИное дело — страны полупериферии и периферии. При малом достатке, а то и полной нищете абсолютного большинства проживающих в них людей, слабой, а то и практически отсутствующей информатизации, низкой образованности предпосылок для формирования у их граждан даже начальных элементов общей идентичности в планетарном масштабе явно недостаточно. Здесь имеем дело скорее с цивилизационно-региональной идентичностью, при выделении в раде регионов с, преимущественно, общими культурноцивилизационными чертами, а в Латинской Америке и языковой общностью, стран-лидеров: Китая, Индии, России и Бразилии, объединяемых под общей аббревиатурой БРИК. Каждая из них способна проводить самостоятельную политику и даже противостоять гегемонизму мир-системного ядра, причем в отдельных ситуациях и координируя свои действия. Последнее, главным образом, относится к России и Китаю, возглавляющих Шанхайскую группу государств. На роль подобного регионального лидера в Черной Африке не без успеха претендует ЮАР, но в Мусульманском мире, при наличии ряда по тем или иным признакам выделяющихся государств (Иран, Пакистан, Саудовская Аравия, Египет), общепризнанный лидер отсутствует. В конце XX в. большинство интеллектуалов смотрело на глобализационные процессы оптимистически, что наиболее полно воплотилось к концепции «конца истории» Ф. Фукуямы. Хмурое предупреждение С. Хантингтона относительно «столкновения цивилизаций» не казалось злободневным. Но 11 сентября 2001 г. человечество вступило уже в не только «календарное», но и в настоящее XXI столетие. В течение нескольких следующих лет существенным образом изменился не только мир, — американская интервенция в Афганистане и Ираке, кризис доверия среди ведущих членов НАТО в связи с событиями на Ближнем Востоке, расширение Европейского Союза, распространение движения антиглобалистов, выразительные тенденции к углублению регионализационных процессов, преимущественно на основе общих цивилизационных ценностей и идентичностей, усиление фундаменталистских настроений, и не только в Мусульманском мире (Аль-Каида, Талибан и пр.), но и в США, Западной Европе, России и т. п., — но и отношение к глобальным трансформациям со стороны научного сообщества. Оно, в целом, стало более сдержанным, критическим и скептическим. Глобализационная романтика западных, преимущественно североамериканских, исследователей 90-х гг. прошлого столетия все более отходит в прошлое. Вместе с тем четче проступают противоречия глобализации и цивилизационно-регионалистские тенденции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: