Современный религиозный ренессанс и измерения цивилизационной идентичности Востока и Запада 0



Современный религиозный ренессанс и измерения цивилизационной идентичности Востока и ЗападаБольшинство специалистов в области цивилизационной компаративистики, как им кажется, легко уходит от поисков методологического обоснования концепции цивилизационной идентичности, фактически осознанно или неосознанно предполагая ее излишней. Применяя логическую операцию, получившую название бритвы Оккама, под девизом «от добра добра не ищут» они опираются в своих изысканиях на, казалось бы, эмпирически фиксируемую достоверность. В самом деле, зачем множить сущности и искать сложные механизмы выявления цивилизационной специфики, когда главный критерий отличия одной цивилизации от другой буквально очевиден, находится на самой поверхности? Что же это за критерий? Конечно же, речь идет о религии, поскольку, повторяю, в настоящее время, с теми или иными оговорками, преобладает определение идентичности цивилизаций именно на основании господствующей религии. И, казалось бы, это вполне естественно, ведь религия как особая форма духовного миропонимания уже по своему предмету максимально ориентирует на традиционализм и даже консерватизм в трактовке как бы изначально заданных божественным творением характеристик различных этнических образований, наперед предназначенных провидением для определенной исторической судьбы, а то и мессианского прорыва. четко фиксирует свое понимание данной проблемы: «сравнивая библейскую религию с религиями Индии и Восточной Азии, мы осознаем, что именно в ней наша своеобразная основа».

Но главное, что как бы соблазняет исследователей природы идентичности социальных образований цивилизационного масштаба, например, представителей знаменитой французской школы «Анналы», представители которой опираются на базовые эволюционистсткие понятия «длительность», «постоянство», «большой цикл» и т. д., — это то, что именно религия, всегда ориентированная на своеобразный адинамизм, с консервативных позиций провозглашает тотальную цикличность неизменного в своих сущностных характеристиках социального бытия, неизбежно завершающегося бытием потусторонним как более подлинным, адекватным человеческой сущности («ничто не ново под Луной», «все суета сует и вечная суета»). А уже на этом основании, в свою очередь, утверждается тщета всех попыток радикального изменения самим человеком окружающего мира, который, как известно, «во зле лежит»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: