Рыночная мотивация 0



Рыночная мотивацияВовсе не случайно способ производства, в рамках которого рыночная мотивация, основанная на стоимостных определениях и товарных отношениях, неуклонно подрывается, назван постиндустриальным. Ведь именно с индустриальным автоматизированным производством, неразрывно сочетающимся с идеей рыночной экономики, связано представление об утилитарно-рациональной, построенной прежде всего на экономическом интересе, общественной жизни. Еще М. Вебер и В. Зомбарт писали о калькуляции как основе капитализма, а идеалом индустриального общества объявлялся принцип тейлоризма, согласно которому человеческий труд становится элементом автоматизированной системы и сам доводится до предельной частичности, конвейерности, высмеянной Ч. Чаплиным в фильме «Новые времена». Речь идет, конечно, об утрированном изображении капиталистической вовлеченности человека в исполнение придаточных функций. Явление это также получило название «фордизм», однако данный термин не совсем точен. Ибо, как справедливо заметил Ф. Фукуяма, сам Г. Форд использовал систему Ф. Тейлора в ограниченных масштабах. Ведь использование человека как придатка к системе машин, по большому счету, нерентабельно: он быстро устает и начинает ошибаться, происходит ускоренное изнашивание рабочей силы, что особенно недопустимо в моменты экономического бума, когда она становится дефицитной, а невозможность проявить инициативу и изобретательность на нижних уровнях производственного процесса снижает производительность труда Все это, казалось бы, объясняет, почему с момента утверждения социального романтизма в Европе, резко оппозиционного традиционной установке на рационализм, секуляризм, прогрессизм, предельный экономический активизм, совпавший по времени со знакомством европейцев с культурой восточных обществ, возникает традиция не просто подражания Востоку как источнику наиболее адекватной западному человеку философии жизни, а утверждение различных типов восточной философии с ее предельной созерцательностью, статичностью, традиционализмом, мифологически-циклическим восприятием времени, антирациональностью духовной отрешенности, своеобразного аскетического аристократизма (вспомним хотя бы таких выдающихся идеологов историософии романтизма, как Новалис, братья Шлегели, А. Шопенгауэр)2. Можно также вспомнить переход в ислам выдающегося консерватора Р. Генона, как и одного из бывших идеологов французской компартии Р. Гароди. Исламская компонента в религиозном измерении Запада неумолимо увеличивается не только в связи со стремительным увеличением в европейских странах количества эмигрантов из Ближнего Востока, но и все более массовым переходом граждан самого Запада в ислам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: