Религиозный монотеизм 0



Религиозный монотеизмА Панарин считает, что именно религиозный монотеизм, присущий так называемым высшим религиям, является мировоззренчески более целостным, и, следовательно, более гуманистическим относительно зацикленного на экономическом интересе и в этом смысле «одномерного» протестантизма. Говоря об этом мировоззренческом монизме как о безальтернативной стратегии нового перехода к религиозно-традиционалистским ценностям во всемирном масштабе, А. Панарин типологически сближает христианство как таковое с азиатскими и восточными религиозными культами монотеистического типа: конфуцианством, буддизмом, исламом и т. д. Кроме того, автор высказывает интересную догадку о том, что сама западная цивилизация является неоднородной по своим мировоззренческим параметрам, причем антиномично конфликтной еще со времен борьбы католической Контреформации с Реформацией. Исследователь подчеркивает, что внутри Запада имеет место несовместимость фактически двух типов цивилизационной идентификации и двух путей цивилизационной эволюции: протестантского северо-американского и юго-восточного, средиземноморского католического, максимально приближенного к православному типу идентичности. В частности, А. Панарин считает, что католицизм, как и православие, при всех догматических различиях между ними, сохранили верность традиционалистско-гуманистическим ценностям, поскольку в противоположность реформационным течениям он опирается на Новый, этико-гуманистический завет любви к ближнему, а не на Ветхий Завет с его культом воинственного индивидуализма. Впрочем, подобно экуменизму В. Соловьева, согласно которому православие выступает в качестве высшего синтеза всех мировых религий, А. Панарин все же отдает предпочтение именно православию как идеалу уже своего рода «неопостмодернистской» духовности. Причем именно православие как главную черту российской государственнической идентичности и катализатор пассионарности, осмысленной в понятиях культа охрани — тельства, противопоставленной преобразовательной стратегии, трактуемой как хаос и разрушение, в качестве своеобразной мировоззренческой скрепы, обеспечивающей целостность российского государства, рассматривают в геополитическом ключе многие российские политологи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: