Понимание идентичности и сам процесс идентификации 0



Понимание идентичности и сам процесс идентификацииПонимание идентичности и сам процесс идентификации во многом определяются характером исторического сознания, присущего данной культуре и народу. Известно, что именно древнееврейская (старозаветная) религиозная мысль, опираясь, как показал И. П. Вейнберг, на более ранние древневосточные традиции, открыла историю в ее европоцентристском дискурсе. Позднеантичные христианские мыслители, прежде всего Блаженный Августин, разработали соответствующий круг идей и заложили традиции европейского исторического сознания. Поэтому, принимая во внимание, что идентичность есть определение своего места в истории, представляется очевидным, что даже в «нерелигиозную» эпоху вопрос об идентичности в конечном счете должен ставиться в контексте религиозной традиции. Особенно опасен в этом плане факт полагания какой-либо частной исторической реальности в качестве абсолютной. Это может вести к преувеличению собственной роли в истории, к абсолютизации своих особенностей, обратной стороной чего может стать исторический пессимизм (катастро — физм) и неверие в собственные силы. Перспектива подлинной идентичности означает понимание того, что каждый исторический миг по-своему ценен и в то же время не абсолютен. Такой «метафизический» взгляд на идентичность вполне сочетаем с реальными практическими процессами. К примеру, существенное дополнение к феноменологии коллективной идентичности сделал канадский философ Ч. Тэйлор. Идентичность, по его мнению, формируется процедурами признания (или непризнания, отказа в признании) нас другими. Отдельный человек или группа людей могут страдать от действительного ущерба или претерпевать унижение, если образ самих себя, который они воспринимают от окружающего их общества, является ущербным или уничижительным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: