Национально-освободительная борьба 0



Национально-освободительная борьбаНационально-освободительная борьба оставалась в их понимании Джихадом, борьбой за ислам. Созданные для пропаганды национализма в деревнях “турецкие очаги” быстро превратились в традиционные кофейни, и результаты их деятельности чаще всего сводились к нулю» Таким образом, проблема заключается в том, что на самом деле массовое религиозное сознание вступает в непримиримый конфликт с теми формами этнонациональной идентичности, которые являются доминирующими в многообразии современного мира и неразрывно связаны с достаточно условными в стадиальном отношении понятиями модерна и постмодерна. Однако, как правильно отмечает сам С. Хантингтон, знаменитые «шесть стрел» кемализма предполагали «популизм», который правильнее было назвать народничеством: «республиканство, национализм, атеизм, государственный контроль в экономике, реформизм». Даже поверхностная оценка данных факторов свидетельствует о том, что Ататюрк начал форсированное формирование типа идентичности современной политической нации. Неслучайно, характеризуя элементы исламского возрождения в Турции в последние десятилетия, связанные прежде всего с именем президента Т. Озала, С. Хантингтон вынужден признать, что в значительной степени исламизацию катализировало разочарование турок, связанное с осознанием ими нежелания европейцев принимать их в ЕС, отсюда и реанимация ряда реакционных явлений, в том числе и с активизацией поддержки Турцией исламских меньшинств внутри Европы, появлением ряда экстремистских группировок, ратующих за сближение с реакционными фундаменталистскими силами Ближнего Востока. Наконец, оценка партийных программ и даже названий оппозиционных прозападному курсу партий — «Партия Родины» и «Партия благоденствия», — по нашему мнению, свидетельствует о процессах скорее национального, чем собственно религиозного Возрождения. Но главное, остается совершенно непонятным, почему, если религиозное сознание является реальной альтернативой тоталитарной заидеологизированности, продуцируемой Западом, а также не только главным критерием идентичности, но и духовным источником модернизационной мобилизации любого общества, о чем неоднократно пишет сам С. Хантингтон, именно деление цивилизаций по религиям должно неминуемо привести к столкновению цивилизаций, а не их созидательному сотрудничеству? Это тем более непонятно потому, что различия нравственных кодексов высших религий (ислама, христианства, конфуцианства, буддизма, индуизма) не так уж велики, и каждая из данных религиозных систем ныне тяготеет к экуменистической толерантности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: