Эпоха европейского романтизма 0



Эпоха европейского романтизмаНеслучайно вся эпоха европейского романтизма неразрывно связана с поисками нового, не универсально-протестантистского, напрямую детерминированного рыночным типом экономики, а духовно-национального типа идентичности в своем, в буквальном смысле слова, легендарном прошлом, и именно в данный период начинается подлинное возрождение мифологической основы этнокультуры в качестве критерия высших форм национальной идентичности во всем своеобразии различных страновых и надстрановых геополитических образований (Ф. Шеллинг, Э. Тейлор, Дж. Фрезер, Й. Я. Баховен, О. Потебня). Кроме того, в противоположность идеологии и даже религии миф якобы многомерен («синкретичен»), благодаря чему «схватывает» изменчивую неоднозначность человеческой природы, и поэтому он в принципе антитоталитарен и, напротив, культивирует подлинную толерантность в механизмах собственно человеческой самоорганизации, благодаря которой общество строится по модели несоциальных или даже досоциальных институционально формализующих «природных», «естественных» отношений в режиме семейно-родственных связей. Кстати, отсюда различные традиционалист — кие утопии золотого века в далеком прошлом, начиная от Гесиода и заканчивая Ж.-Ж. Руссо, и даже К. Марксом и, особенно, Ф. Энгельсом с его концепцией противопоставления семьи как формы первобытного коммунизма «частной собственности и государству». По этой концепции миф, связанный с нерасчлененностью сферы материального и духовного производства, минимизацией разделения труда, предполагает отсутствие взаимного отчуждения между индивидами, а значит, базируется на синтезе теории и практики, в рамках которого умственный труд еще не отделен от физического. Индивид без остатка растворен в солидарном социуме, — первобытной общине, а принцип круговой поруки обеспечивает ему максимальную защиту от всяческих угроз. В мифе будто бы отсутствует присущая любой религии унификация догматов, что с необходимостью ведет к их упрощению, стереотипной формализации, с одной стороны, максимально догматизирующей обрядовую сторону религии, а с другой — приводящей к своеобразному «выплескиванию» сферы эмоций в замкнутый мир индивидуальных фантазий, часто находящихся на грани, а то и за гранью психической адекватности (в рамках мифологического сознания существует четкое деление на посвященных, для которых открыто все эстетическое и гносеологическое богатство мифа, и рядовых членов общины, для которых существует упрощенная версия объяснения законов социального и природного бытия).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: