Доверие как установка массового сознания 0



Доверие как установка массового сознанияНо доверие как установка массового сознания должно основываться на добуржуазных, дорациональных, непрагматических, именно религиозных установках, с их призывом к непричинению зла ближнему. Поэтому сам Ф. Фукуяма вполне справедливо подчеркивает, что экономические успехи Востока и высокий уровень доверия базируются на этнорелигиозном традиционализме и призывает вернуться к традициям реформированного христианства США, которые якобы по уровню доверия еще недавно были вполне сопоставимы с Японией.

Идеология консерватизма в вышеуказанном смысле как будто бы и «отвечает» за межличностное, прагматически не мотивированное общение, с опорой именно на религиозное миропонимание, которое «по определению» является наиболее консервативным типом мировосприятия, а религиозный консерватизм должен стать идеалом для консерватизма политического, что как будто подтверждают воззрения таких политических консерваторов как, например, Э. Берк, И. Ильин или В. Липинский. Фактически речь идет о провозглашенном С. Хантингтоном и другими исследователями возврате к религиозному сознанию как смене парадигмы, стиля мышления и даже мировосприятия. В частности, К. Гаджиев указывает на то, что с восточной религией ассоциируется правополушарное, интуитивно-образное, художественное мировосприятие: «Правое… полушарие имеет дело преимущественно с постиндустриализмом, самоактуализацией, самовыражением, чувством взаимозависимости и гармонии человека с окружающей природой и т. д. Западное общество в большей мере ориентировано на левое полушарие, то есть на рационально-логическую деятельность, в то время как восточное общество — на правое, то есть на интуитивное иррациональное начало». Отсюда общий вывод относительно Востока: «характерное для этой цивилизации распространение или пространственное расширение дополняется углублением, возвращением значимости символам, преодолением иррелигиозности религии, возвращением ей истинной религиозности».

Ориентируясь на подобный подход, многие авторы пытаются переосмыслить введенный Н. Бердяевым термин «Новое средневековье», который трактуется в категориях все того же религиозного возрождения как якобы возврат к подлинно человеческому, связанному со смирением и созерцанием мировосприятию, отличному от «Героического времени» модерна, когда человек в его автономии от религии (формирование такого типа началось еще во времена Ренессанса и Реформации) ставил перед собой задачу мужественного самоутверждения и преобразования мира в соответствии со своими идеалами: «…мы хотели бы назвать старую часть Нового времени Героическим временем, а новую Нового времени мы склонны назвать словами Бердяева “Новое средневековье”… Итак, мы должны провозгласить: “Старое Новое время уже завершилось и начинается Новое Новое время!”».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: