Анализ реальных тенденций глобального развития 0



Анализ реальных тенденций глобального развитияАнализ реальных тенденций глобального развития, казалось бы, полностью подтверждает, что процессы глобализации продолжают стирать этно — национальное и даже цивилизационное своеобразие современной эйкумены, а западная цивилизационная матрица с целью обеспечения прежде всего экономической конкурентности в условиях так называемого постиндустриального общества активно перенимается странами догоняющей периферии во всех сферах общественной жизни. В самом деле, внимательный взгляд на глобальные цивилизационные тенденции приводит к парадоксальному выводу: несмотря на кажущееся усиление этнорелигиозной и даже фундаменталистской составляющих и несомненный кризис глобализма, процесс вестернизации Востока и Азии продолжается. Сказанное в первую очередь относится именно к той стране, которую многие считают не только экономическим конкурентом наиболее мощной супердержавы, но оппонентом западной системы ценностей и образа жизни в целом — так называемому конфуцианскому Китаю. Более того, многие авторы вообще высказывают глубокие сомнения относительно религиозной восточной идентичности (конфуцианства, индуизма, буддизма, по сути, этнорелигиозных синто-конфуцианско-буддистских традиций Японии) как духовного генератора социально-экономических реформ Востока в XX— XXI столетиях, и это, безусловно, актуализирует поиск новых критериев цивилизационной идентичности в современном мире.

Не случайно Б. Гаврилишин в известной работе «Ориентиры в будущее. Отчет римскому клубу», признавая необходимость согласованности нового общественного строя с существующими этнонациональными традициями, тем не менее характеризует оптимальное общественное устройство, в направлении которого, по его мнению, эволюционирует Китай, в универсальных понятиях эгалитарных группо-кооперативных ценностей и консенсусной системы власти и экономики, которая основывается на согласованных кооперативных ценностях, тяготеющих к системе так называемого согласованного свободного предпринимательства, типологически вполне сопоставимых с западной европейской моделью социального государства. А Индию он оценивает как смешанную систему свободного предпринимательства и государственного капитализма. При этом с точки зрения выявления парадигмальной идентичности социально-экономических моделей данных стран трудно провести различие между указанными Б. Гаврилишиным характеристиками и его же характеристиками общественных устройств современного мира в категориях рыночного и распределительного социализма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: